«Во избежание искажения информации по факту смерти М. Марцинкевича, хочу пояснить следующее. Официальной информации о причине смерти от правоохранительных органов мне не поступало. На момент нахождения М. Марцинкевича в СИЗО-1 г. Красноярска под различными предлогами был ограничен доступ к моему подзащитному. Все действия, которые я считаю неправомерными, были обжалованы.
Достоверных сведений о применении мер физического воздействия во время содержания в СИЗО-1 нет.
Полагаю, что на моего подзащитного могло быть оказано психологическое воздействие, поскольку он находился в нестабильном психо-эмоциональном состоянии.
Иных комментариев по данному факту не даю, поскольку отсутствует согласие родственников».